Елизавета (lileeva_e) wrote,
Елизавета
lileeva_e

Category:

Сеанс из стареньких. Месячные, стыд, Род 2 часть

М: То есть я в два года вижу себя в мамином поле, а в три – нет.
Е: Понятно. Так. Спрашивай у мамы: « Мамочка, почему я не в твоем поле?» Что мама решила, почему ты не в поле её?
М: Ну как-то мама меня на бабушку оставила и .. посчитала это достаточно.
Е: Вот поговори сейчас с мамой, что: «Мама, вообще-то, если посмотреть, до определенного возраста я должна находиться как ребенок в твоем поле». Она вообще душой это помнит?
М: Угу.
Е: Вот. Она могла тебя оставить в своем поле?
М: Угу.
Е: Вот. Как бы это тогда выглядело бы? Так, ну? Вот ты остаешься в поле мамы, мама уезжает, ты в её поле?
М: Угу.
Е: Тебе хорошо, ты все получаешь с неё, да, в принципе?
М: Угу.
Е: А цветочек тогда нужен?
М: Не-а.
Е: Ты маме это покажи, что: «Мамочка, посмотри, как можно было». Видит?
М: Угу.
Е: Скажи мне ты, пожалуйста, это было бы приятней вот тебе?
М: Приятней, мне уже приятнее.
Е: Так, ну если мама готова и если она не против, то вы просто переигрываете вот эти моменты , да, ты возвращаешь ей цветочек, говоришь, что: «Мамочка, спасибо, мне этого не нужно, да, я отдаю тебе твое, забираю свое, то, что ты у меня забрала». Ну там какая-то часть вот большая причем, но твоя, из сердца, причем. И если мама готова переиграть, то переигрывайте, что вот мама уезжает, а ты все равно у неё в поле остаешься, да. Там рядом бабушка, но это неважно, что бабушка рядом, все равно ребенок в твоем поле.
М: Угу.
Е: Хорошо. И посмотри теперь вот, вот если.. Что она, тебе, во-первых возвращает. Это что?
М: Ну какая прям… теплота у меня разливается.
Е: Где? Откуда эта частичка была?
М: Из груди.


Е: Ну да, что-то такое, из сердца. И вот если бы ты такая, у тебя все в сердце нормально, нету там цветуечка, есть твой кусочек в сердце, ты бы вообще позволила бы чтобы тебе вот это платьице одела учительница?
М: Ну я как-то… Говорю: «Фи» и даже ну..
Е: И?
М: Не реагирую.
Е: И как бы ты тогда росла вот? Вот ты растешь, платьица нет, да, и есть вот твоя активная часть. В чем отличие?
М: У меня столько уверенности в себе.
Е: Угу. Хор? Есть, нету?
М: Нету хора.
Е: Ну как-то избежала бы его, сказала бы: «Знаете, ребята. Это, конечно, все очень, интересно»… Угу, так. Ну, по событийкам и по твоему вот именно развитию какая идет разница?
М: Ну вот я совершенно уверенная делаю выборы там… Чем заниматься, как-то меня не шатает вот.
Е: Ну да.
М: Я имею в виду садиком и школой.
Е: Угу. Ну да, да. Скажи, пожалуйста, мне, Марин, и вот ты вот такая, не одевала, допустим, этого платьица и вот такая растакая, и вот есть у тебя начальник, тот, который у тебя есть сейчас. Ну, вот есть он у тебя. Тебе еще важно, что он про тебя думает? Его это: «Марина молодец, хорошо работу выполнила». Как ты вообще вот... как ты на это на все смотришь?
М: Мне меня сейчас как-то вот вылезло, что мне вот...Мне хочется ему понравиться.
Е: В смысле?
М: Ну..
Е: По-женски?
М: Сейчас скажу.. Ну это да, но я даже через работу ...Мне вот, кажется, что я вот.. Что он оценивал не мою работу, а меня как женщину.
Е: Ну хорошо, что вот ты хотя бы в это врубаешься. Уже хорошо. А вообще тебе важно: вот Мариша молодец – не молодец.
М: Да мне вообще не важно.
Е: Ну вот ты ощути просто вот это: у тебя есть такая часть, достаточно уверенная в себе, которая, в принципе, знает, да, что Марине нужно. Вокруг оценки других людей – они вообще сильно важны, если в тебе эта часть вообще спокойная такая вот.. живет? Без платья в цветочек. Ну да, ну возможно мужик нравится, да, ну. Так это можно вот этими словами и назвать в таком случае, а не так что, ой, он похвалил мою работу. Наплевать. Ну, ты просто не можешь вот этого всего совсем ощутить, потому что у тебя все еще это платьице, оно еще есть, да? Может, вернешь учительнице? Или хочешь оставить?
М: Нет, я уже сворачиваю.
Е: Ну подходишь к учительнице, говоришь, что: «Спасибо большое, интересный опыт, интересный урок, я очень благодарна, но это не мое, это ваше. А свою часть я хотела бы забрать себе, потому что это мое, в соответствии со своим правом на свою целостность. Вам я отдаю ваше с благодарностью и любовью, а себе я забираю свое». И разменивайся.
М: Угу.
Е: Все. Теперь посмотри, как меняется вот часть тебя. Ну, отходи от учительницы уже к своему пространству. Как меняется вот эта часть тебя, которая теперь без платья, но с твоим кусочком, который ты забрала у учительницы. Как она изменилась?
М: Ну какая-то вообще совершенно другая. Стройная девушка.
Е: Это твое?
М: Да.
Е: Хорошо. Как она у тебя в тело, в поле встает?
М: Ну как-то я… Я вот вижу её и я готова с ней ну вообще вот... Слиться так.
Е: Ну давай. А она готова с тобой сливаться?
М: Угу.
Е: Давайте тогда, вперед. Ну, это нефиговая часть тебя, да. Что заполняется сейчас у тебя?
М: Ну вообще все тело.
Е: Где особенно заполняется?
М: Ну вот… Вот здесь…
Е: Солнечное сплетение, потому что это воля, но реализация должна идти все-таки через сердечные вибрации, да, там четкая связь: сердце и солнечное сплетение и да, а и руки, во, руки пошли.
М: Руки очень горят.
Е: Да, да, да, Пошли руки, потому что, да, все это проходит в реальность периодически через руки. Угу. Хорошо. Как себя чувствуешь?
М: Ну так очень прям... полно.
Е: Полно, хорошо. Так, ну... Поощущай себя, вот со своей частью вместе. Есть ощущение цельности такое вот... комфортности внутренней?
М: Ну вот прям комфортность идет.
Е: Хорошо. Ну посиди, поощущай себя такой. Угу? Готова дальше чуток сходить?
М: Угу.
Е: Хорошо. Во-первых, такой момент: вспоминай, как вчера сидели там три интересные дамы и че-то на тебя лили. Вот сидишь ты, и ты говоришь, они тебя чуть ли не опрокидывали своими, да? А как ты это видишь сейчас?
М: Ну как-то вот я их вижу... Слегка за... перегородкой.
Е: А что это за перегородка?
М: Причем с их стороны вот… Как будто бы они в целлофановом пакете.
Е: А спроси: «А что это за пакет вообще? Кто на них одел этот пакет?»
М: Ну как будто бы я что-то такое поставила там, заглушку и не слышу. И они вот... там в своем вакууме там что-то говорят.
Е: А пакет, в принципе, ты, получается, да, или?
М: Ну мне кажется, да.
Е: Вот ты говоришь, что все равно что-то чувствовала, что-то к тебе летело, да?
М: Угу.
Е: Через пакет че-то долетает? Или как?
М: Нет, ну вот сейчас – нет.
Е: А, просто оно там… грозилось вылиться через пакет, и ты это ощущала. А теперь посмотри: три тетечки, они на что-то в тебе смотрят. Вот куда-то, ты вроде как большая, да, а у них куда-то идет точечное внимание в тебе. Куда шло внимание? На какую часть тебя?
М: Ну вот где-то вот…
Е: Куда-то сюда, да? Все втроем?
М: Да, вот как-то…
Е: А на что они там смотрят?
М: Ну как будто бы вот на мою уязвимость они вот...
Е: А вот на что конкретно они смотрят? Там что у тебя, посмотри? Что там сейчас? Что там было вчера? Или и сейчас есть, на что они смотрели?
М: Ну вот как будто я вся... как сказать... Вот как будто здесь есть дырочка, через которую они подглядывают в мое нутро. И вот там они могут что-то увидеть…
Е: Что? Ну, неважно, дырка у тебя в животе. Какая разница, что они у тебя там увидят, если у тебя в животе дырка, согласись? По факту смотрят они у тебя на дырку. Марин, это очень круто. К тебе собрались целых три персонажа, не один персонаж, а пришли трое, которые там тебя конкретно.. Посмотри, какая у тебя дырка. Дырка у тебя в животе, посмотри на дырку. А Марина их запихнула в целлофановый пакет, чтобы не слышать. Три человека нефиговых пришли в дырку тыкать. Не один. Хорошо. Смотри, когда у тебя дырка появилась. В пять лет дырка есть?
М: Не-а.
Е: А что есть? Как это выглядит?
М: Ну как-то я себя вижу такой, здоровой девочкой.
Е: В десять лет?
М: Ну тоже не вижу.
Е: Животик хороший, целенький весь?
М: Угу.
Е: В пятнадцать?
М: Не вижу.
Е: Животик хороший, целенький?
М: Угу.
Е: Та-а-ак. А в двадцать?
М: Ну как-то мне тоже кажется здоровеньким.
Е: В двадцать два?
М: Ну вот как-то уже… Не вижу дыру, но я не вижу той целостности, которая была.
Е: А в двадцать один?
М: Ну как будто бы морская звезда так: чпок.
Е: Приклеилась? Ага и она потом в тебе дырень потихонечку-потихонечку… А сейчас где звезда? Она у тебя есть?
М: Не вижу. Как будто бы она прожгла дырку, и я её не вижу.
Е: Ну она, может, глубже ушла?
М: Ну разве что комочком сжалась так и бездействует.
Е: Вытаскивай. Хорошо. Спрашивай себя, свой мозг: « Какие события происходили, когда вот эта энергетика ко мне пришла?»
М: Ну я там была влюблена сильно..
Е: Угу.
М: И вот такое ощущение, что они все – ну вот он и его семья они меня очень сильно оценивали, и это было так важно, и вот я здороваюсь с его мамой, и как будто она делает во мне эту дырку.
Е: То есть звезда пришла от мамы?
М: Ну нет, скорее от него.
Е: От него, угу. Спрашивай: « А по какому поводу вы мне дали эту звезду?»
М: Ну вот надо было изнутри все проверить и перепроверить.
Е: Угу, угу. А ты зачем позволила?
М: Ну не знаю... Ну я… Ну это из разряда: я была готова на все.
Е: Даже потерять себя?
М: Ну там я переживала, конечно, и потерю себя в том числе, я так была влюблена..
Е: Задай вопрос наверх, да, к своим Высшим. «А почему такая ситуация произошла, почему вот мне дали звезду». Вообще что в этих отношениях да, вот... ты шла в эти отношения, они у тебя должны были произойти. Но что для тебя в них пошло не так, или чем ты в них не так как-то не таким краем оказалась? Вот как-то вот не совсем: недопоняла, недочувствовала? Может быть, просто, как бы не реализовала себя в этих отношениях, как вот.. Вот чего от тебя ожидалось в них, почему такая фигня пошла?
М: Ну вот какое-то идет такое недо… Недо, да.
Е: Чего?
М: Недостаточно хороша, недостаточно такая, сякая, ну давай еще может быть там посмотрим, а, ну и там не такая.
Е: А ты-то что в этих отношениях, ты-то зачем в них шла?
М: Ну мне, наоборот, там было все такое.. Какие люди…
Е: Какие люди?
М: Удивительные.
Е: Чем же?
М: Ну он такой… Такой воспитанный, такой благородный…
Е: И при этом рассматривает тебя как дареную корову, да? Вообще верх воспитания просто.
М: Его мама... Я таких мам не встречала. И папа такой удивительный, и в общем..
Е: Удивительные, люди, да, проковыряли в тебе дырку и рассматривали тебя: «Что это у неё там внутри интересно?» Ты понимаешь, что ты сама свою цельность потеряла в этом вот... Как можно было по-другому? Вот задай себе вопрос: «Как я могла бы по-другому, чтобы вот не позволить в себе ковырять дырки?» Вот смотри: ты сама вышла из самой себя, из своего вот потока от Высших, и поэтому в тебе вот дырочку проковыряли тебя рассмотреть, а вот если бы ты стояла в своем вот Высшем потоке, вот как это можно было бы реализовать у тебя в голове, в ощущениях внутренних, может быть, даже в поступках?
М: Ну конечно, как-то совсем по-другому бы я себя…
Е: Как?
М: Ну вот… У меня не было ощущения собственной ценности.
Е: Ага.
М: И даже в чем-то они там мною восхищались, но все это было для меня…
Е: Ага. А вот если ты стоишь в своем потоке от Высших, да, ну вот ты просто проигрывай это и как бы на событиях бы вот это отразилось? И, кстати говоря, ты бы наверняка для этой семьи провела бы какие-то вещи, которые для них шли. Свыше. Какие вещи?
М: Ну там, такие с мамой отношения были… Пятьсот пятьдесят звонков в день: «Ваня, ты с Мариной?». Ну, вот это мне первое пошло, что я бы могла бы вот эту ситуацию как-то наладить.
Е: Ну скорее не наладить, да, а просто кое-что сказать, да, через тебя: как это, в каком это информационном ключе могло бы пройти? Кому ты могла бы из них что-то такое сказать, чтобы там через тебя там кому там шла информация?
М: Ну маме.
Е: Угу. Причем может даже и не говорить прям вот открыто словами, да, а вот да, вот...Что-то такое вот. И как мама бы на это могла? Вот мама, вот ты стоишь в своем потоке, через тебя маме что-то проходит. Что мама делает?
М: Ну как бы принимает что, возможно.
Е: Это в отношении того, что нужно дать сыну повзрослеть и заняться собой, вообще? Или в отношении чего?
М: Ну и это тоже.
Е: Угу. Тут ты.. Ты это делаешь, когда ты выходишь из своего потока? На себя забиваешь, да, там, соответственно у них становится право, да, там в тебе поковыряться и... В твоей системе че-то там поделать, да? То есть изначально ты даешь глобальный доступ. Хорошо. Если ты все это действительно поняла и осознала, спрашиваешь наверх: «Я все поняла? Или еще что-то осталось в той ситуации понять?»
М: Поняла.
Е: Поняла. Теперь, есть разрешение вот эту вот звездочку вернуть им обратно и тебе забрать часть своей души, которую вот по ней забрали?
М: Угу.
Е: Тогда давай, говори: « Спасибо большое, я благодарна, но это не мое, в соответствии с Великим Законом своё я забираю отсюда, а вам я отдаю ваше». Угу?
М: Угу.
Е: И знаешь, что сделай: ты в себя ту, если ты там не против, покажи вот канал от твоих Высших и сказать: « Вот ты можешь встать вся сюда. То есть такое вот ресурсное состояние целостное, чтобы система твоя научилась этому». Встаешь туда?
М: Угу.
Е: Вставай, хорошо. Что ты у них свое забрала, это что?
М: Ну какое-то такое вот…
Е: Ага.
М: Светящийся комочек.
Е: Твое не твое?
М: Ну это прям частичка моя.
Е: Ты его раскрывай энергетически. То есть ты его видишь комочком, а ты на него свет сверху направь и раскрой.
М: Ну он сам светящийся.
Е: Ну раскрой энергетику, это у них комочек, у тебя это твоя энергия, она раскрывается. Раскрылась? Куда вливается?
М: В грудь.
Е: Хорошо. Теперь иди в ту ситуацию: вот сидят три тетечки, во-первых, они все еще продолжают на тебя там ругаться? Посмотри.
М: Мне как-то сейчас вот здесь все заливает светом, и просто смотрят.
Е: Хорошо. Ну поблагодари, скажи: «Я вам благодарна за то, что вы мне показали, спасибо». Пакетик целлофановый свой забери. Твоя оболочка. Ты на них накинула свою оболочку. А потом хотела по ней плакать вечером. Твоя оболочка, посмотри?
М: Угу.
Е: Забирай. Забрала?
М: Угу.
Е: Вот теперь, я так понимаю, тетечки могут уйти. Эта ситуация на тонком плане больше не висит?
М: Угу.
Е: Хорошо. Ну поблагодари, скажи: «Спасибо большое, я вас отпускаю». Оболочка откуда у тебя? Как она у тебя располагалась и должна располагаться?
М: Ну как-то вот она сюда и идет, в эту дырку.
Е: Ну в том числе да. Ну, посмотри, кстати, да, что происходит с твоей дыркой? Зарастает она?
М: Она уже заросла, ну и здесь так прям, ну как такая.. корочка.
Е: Дозаживает, да?
М: Дозаживает, точно.
Е: Да. Хорошо. Вот посмотри сейчас на свою работу: есть ощущение в отношении работы, что это враждебная мне среда?
М: Не враждебная.
Е: А какая?
М: Никакая.
Е: А че ты тогда там делаешь, если она тебе никакая?
М: Ну как-то вот я сейчас представляю себя по коридору и мне или… ноги не идут, вот.
Е: Почему?
М: Ну какое-то ощущение, че-то не то.
Е: Где?
М: Ну вот даже сами стены какие-то тяжелые.
Е: Посмотри, вот дело в тебе или дело в окружающем и вот... в стенах и во всем вот в этом? Я поняла. Выходи из здания. Вот просто выйди из него и посмотри на него… Причем так: не сверху.. не снизу вверх, а вот встать вот вровень с ним. Ну, такая, большая Марина. И смотри на это здание, вот просто вот смотри на него. Получается?
М: Угу.
Е: Вот смотри: есть толстый план. Есть разные частоты миров. Там нижние миры опять же, средние миры и какие-то высшие миры, да. И в одном и том же здании все это присутствует. Вопрос: где ты ходишь? Вот когда ты говоришь: «Вот стены такие вот, вот еле иду», ты в каком мире идешь этого здания?
М: Ну как вот в подвале.
Е: А почему ты наверх не пошла? Почему не выше, почему не в средний?
М: Меня подташнивает.
Е: Где? Вытаскивай. Что у тебя там?
М: Ну какая-то… Ну какая-то гадость.
Е: Ну какая гадость-то? Вытаскивай, клади перед собой на ручки, рассматривай.
М: Ну прям вот черви какие-то…
Е: Угу. И посмотри вот: ты когда-то пришла к этому зданию. Они тебя по вот этим нижним мирам повели?
М: Ну как-то да.
Е: А если бы их у тебя не было? Ты бы в какой мир пошла?
М: Ну выше.
Е: Угу, угу. Насколько выше?
М: Ну я сразу посмотрела на свет и туда поднялась.
Е: Ага, хорошо. Черви… Кроме как вот они тебя туда повели, как у тебя эти черви еще работают? Занижают, это понятно, а еще че делают?
М: Ну не знаю, как будто бы меня затягивают, в какую-то дыру.
Е: Ты хочешь повыше, да, куда ты смотришь, тебе там.. Хорошо. Посмотри: при рождении у тебя какая-то часть этих червей есть или нету?
М: Ну скорее да.
Е: Что-то есть, да? Такое же количество?
М: Нет, только там зачаточки.
Е: Ага, ага. С родом связано или с душой?
М: Фу, прям не могу, у меня какие-то черви-черви.
Е: Ты опять в них нос суешь, а ты на них смотри как бы.. Такая большая Марина стоит в свете , освещает червяков светом и совсем они маленькие червячки получаются. Ну с родом пришли или из прошлой жизни?
М: Ну вот как будто бы они из меня вылезают прям.
Е: Ну хорошо.
М: Вот здесь вот ползет.
Е: Угу. Все-таки, к чему имеет отношение? Задавай прям своему мозгу вопрос: «С родом или по моему воплощению пришло?»
М: Ну вот к роду не идет че-то.
Е: Значит.. Соответственно, да, была какая-то жизнь, в которой у тебя эти черви пришли. И когда-то их у тебя еще не было. Попроси показать тебе эту жизнь. Это светло или это темно? Что ты видишь?
М: Какие-то самолеты летают… Светло.
Е: Светло. Ты где-то в открытом пространстве стоишь, да? Видишь самолеты. А на чем ты стоишь?
М: Вода какая-то.
Е: Ты стоишь на воде или что?
М: Ну как будто бы да.
Е: Стоишь на воде? Или в воде стоишь?
М: Мне кажется на воде.
Е: На воде стоишь, ага. Там, под тобой, глубоко.
М: Не-а.
Е: А сколько примерно?
М: Когда смотрю – глубоко.
Е: Хорошо. На тебе одежда какая-то присутствует?
М: Угу.
Е: Какая?
М: Какая-то.. Как будто бы сделанная из листьев..
Е: Из листьев сделанная.. Из каких листьев?
М: Вот такая зеленая…Не знаю, травка, ну что-то такое вот.
Е: Так. Как у тебя эта одежда одета, какие это одежды?
М: Ну-у-у… Какие-то вот… непонятно.
Е: Ну это платьице, или это брючки?
М: Ну это юбочка. Что-то сверху, какая-то..
Е: Юбочка?
М: Да.
Е: То есть ты, в принципе, женского пола. Стоишь на воде. Куда ты смотришь?
М: Какое-то большое пространство и что-то летает?
Е: А что летает?
М: Сначала мне показалось: самолеты, потом какие-то странные непонятные птицы.
Е: А птицы как-то на тебя внимание обращают?
М: Не-а.
Е: А ты на них?
М: Ну я вижу, да.
Е: А ты на них? Ну есть внимание, идет на них, вот именно – внимание?
М:Ну.. так. Пролетела и все.
Е: Птица опасная для тебя?
М: Не-а.
Е: Не опасная, угу. А это вообще планета Земля?
М: Может быть и Земля.
Е: Ну смотри, Земель, которые мы знаем, их на самом деле несколько. Это наша Земля или какая-то там альтернативная?
М: Ну какая-то не совсем.
Е: Что привкус другой, да, ощущается.
М: Да.
Е: Так, а у тебя чего – руки-ноги есть? Голова?
М: Угу.
Е: Что из этого есть?
М: Все есть.
Е: Все есть. Перепонки? Нету?
М: Не-а.
Е: Хорошо. А вода вокруг она везде вода?
М: Угу.
Е: А суша вообще есть где-то?
М: Ну я предполагаю, что есть, но вот так вот не вижу.
Е: А где ты живешь?
М: Ну что-то такое, типа пузыря.
Е: Как это выглядит?
М: Такой пульсирующий шатер. И … Внутри ничего нет.
Е: А ты там что, ночуешь только, получается?
М: Ну как бы я и ночи не вижу.
Е: А зачем тебе пузырь тогда этот нужен?
М: Ну как-то так вот.. чтобы менять маски.
Е: Какие маски?
М: Такие образы идут по смене масок.
Е: Какие у тебя есть маски там?
М: Женская, мужская, осел какой-то.
Е: Хорошо. А кому ты эти маски показываешь?
М: Ну как-то как игра вот идет.
Е: А кому? Кто зритель?
М: Ну трибуны какие-то. Видимо…игра на зрителя.
Е: Угу. А вообще в этом мире еще таких, как ты – много?
М: Ну вот я вижу зрителей – они какие-то другие.
Е: Какие другие?
М: Как будто бы за периметром, что ли?
Е: Угу. Периметр что для вас делает? Для тебя и для них?
М: Либо как будто я в каком-то замкнутом пространстве, а они все свободные там люди, посетители, они на меня там смотрят.
Е: Угу. Зоопарк, да?
М: Ну похоже, да.
Е: Да. Но ты имеешь возможность выйти из пузыря, да? Вот ты ж там на воде стояла. Из пузыря ты выходишь и что?
М: Ну как будто бы какая-то другая реальность и уже всего этого нет. Ни зрителей, ни этих переодеваний.
Е: А что есть?
М: ну вот опять вот этот океан. Светло, тепло.
Е: Хорошо. Что происходит с тем существом, когда ты выходишь из пузыря? Ты вся выходишь из пузыря или там что-то остается?
М: Маски остаются, а я выхожу.
Е: В какие моменты ты имеешь возможность выйти?
М: Когда зрители уходят.
Е: Это типа сна, получается? Или что это?
М: Ну все равно какая-то игра идет у меня.
Е: Хорошо. Когда ты выходишь, что ты там делаешь, вот в этом мире?
М: Ну какая-то вот идет пятница Робинзона Крузо, то есть я вот.. плыву, ловлю рыбу, могу к острову подплыть.
Е: И что там на острове?
М: Пальмы.
Е: Ну для тебя там что?
М: Ну какой-то вот отдых.
Е: Угу. Ты всегда должна вернуться потом обратно?
М: ну да, какое-то долженствование есть.
Е: Угу. А как выглядят вот те люди, которые на тебя смотрят из-за периметра?
М: Ну как-то своеобразно, немножко, ну не по мультяшному, а даже на животных, что ли, смахивают.
Е: А по какой причине ты там в периметре? Ты для них опасна?
М: Не-а.
Е: То есть просто им интересно за тобой наблюдать, да, в разных видах и разных обликах? А есть там еще такие, как ты?
М: Не-а.
Е: Одна такая. А другие, за которыми они наблюдают – есть? Или периметр вот только вот на тебя рассчитан?
М: Ну как.. Я могу предположить, что есть. Я не вижу.
Е: Скажи, пожалуйста, а ты родилась в этом мире?
М: Как будто бы нет.
Е: А в каком?
М: Ну я нашу землю вижу.
Е: И какой образ ты видишь?
М: Ну я увидела планету нашу.
Е: Хорошо. И как ты там выглядишь? Ты человек?
М: Че-то не понимаю.
Е: Угу. Что видишь?
М: Ну я планету вижу, ну я не могу к ней подступиться.
Е: А откуда ты смотришь?
М: Откуда-то рядом.
Е: И как ты выглядишь? Вот ты говоришь: вот я смотрю, да, откуда-то рядом. Как ты выглядишь при этом? Посмотри на себя?
М: Ну как, какая-то прям.. субстанция.
Е: Какая субстанция, опиши.
М: Ну как будто кусочек пространства. Ну что-то такое маленькое, незначительное. Я вижу огромный космос и нашу планету.
Е: А ты где-то, получается, в поле Земли вот себя там наблюдаешь?
М: Ну скорее да.
Е: Задавай вопрос: что вот здесь есть что-то: это должно было воплотиться на Землю?
М: Ну как-то.. Такое ощущение, что вот слово идет: «В утиль». И я вижу какую-то.. что-то такое, что.. ну как будто коричневый комок, который вот.. Куда-то летит вот.
Е: Коричневый комок – это как раз то самое, что ты увидела, да, что было рядом с планетой?
М: Да, ну и как-то как в мультиках вот показывают: это вот сейчас приблизится к солнцу и .. растает.
Е: А тогда как это оказалось на той планете, в том мире?
М: Ну какая-то прям проекция, я вижу их как-то…
Е: То есть как-то эти миры пересекаются, да?
М: Вот, да.
Е: И как-то этот кусочек попал в тот мир. И дальше что с ним произошло?
М: Ну вот подвис.
Е: И стал вот... Тем, кого ты увидела, да?
М: Угу.
Е: Скажи, пожалуйста, а червяки – они когда? Когда вот коричневый комочек, червяки есть?
М: Угу.
Е: Есть. Или нету?
М: А вот они у меня ассоциируются с червяками. Он, комочек.
Е: Хорошо. И уже с червяками полетел вот в тот мир, да?
М: А там нет.
Е: А где они?
М: А вот здесь есть.
Е: А вот в том мире, туда не прошли червяки, да?
М: Не-а.
Е: Угу. Хорошо, берись за вот коричневый комочек и у него есть червяки, да? Проси показать тебе: откуда они появились? Я хочу увидеть историю: как они ко мне пришли?
М: Ну вот как-то странно... Они вот… Комочек, он разбивается на кучу червяков. А все эти червяки это как будто бы вот те зрители, оттуда.
Е: Угу. Ой, как все сложно. Так, а ты-то... Хорошо. Вот смотри: вот если ты посмотришь на все это очень сильно со стороны. Вот совсем со стороны. Где-то есть история, да, про планету Земля, про комочек с червяками и вот если посмотреть, да, то эти червяки, они зрители какие-то, есть какая-то часть души, да, на которую смотрят эти зрители, которая время от времени куда-то сбегает еще и оттуда, да, там. Дышит-дышит-дышит, потом возвращается к червякам обратно и вот где-то к чему-то все это имеет отношение, к чему-то совсем большому. Чье это все? Чей комочек, чья эта история, к кому это имеет отношение?
М: Ну у меня вот идет, что это я и социум. То есть вот.. червяки это социум и они меня вот…
Е: Хорошо. Это ты сегодняшняя, да. Но была какая-то жизнь, когда ты так восприняла этот социум. Попроси показать. Это ныняшняя жизнь, или это когда-то было до?
М: Ну у меня опять идет вот сцена, я и зрители.
Е: Как ты выглядишь?
М: Ну как-то нелепо.
Е: Это женщина или мужчина?
М: Ну я… или переоделась в лошадь… Ну как-то совсем вот комично. Или я лошадь.
Е: То есть когда-то была.. Ну человек все-таки, не человек – смотри.
М: Ну скорее женщина переодетая.
Е: Когда-то была женщина, да, выступала в театре, так?
М: Угу.
Е: Отношение к зрителям было не очень, да и вообще ко всем. Смотри: вот выступила, куда ты идешь дальше? Со сцены? Ты уходишь со сцены?
М: Угу.
Е: Куда ты идешь?
М: Я иду со сцены... Ну как-то возвращаюсь в обычную жизнь.
Е: Да-да-да. И как ты живешь?
М: У меня какая-то лавка овощная. Ну, какой-то обычный такой быт. Ну не крестьянский, а уже в городе, да.
Е: В городе живешь, да? С кем ты живешь?
М: Ну че-то не вижу.
Е: Ну ты дома спишь? Ночью?
М: Угу.
Е: С кем спишь?
М: Муж спит.
Е: Муж есть. Хорошо. А за столом с кем сидишь?
М: Муж, дети маленькие.
Е: Угу, так. Сколько детей?
М: Двое, вроде бы.
Е: Мальчики, девочки?
М: Мальчик и девочка.
Е: Чем ты вообще в жизни занимаешься? Ну, вот семья, понятно, ты там говоришь, лавка овощная, а скажи, пожалуйста, действительно играешь там, в театре, или это просто ощущение, что ты за прилавком, там люди – социум, там есть театр действительно, или это просто её жизнь так она воспринимает?
М: Наверное, это восприятие.
Е: Ну да, что на неё смотрят через прилавок, а так это через… там все остальное. А какая страна?
М: Ну вот какая-то не наша. Ну что-то типа Голландии, вот такого вот типа.
Е: Ну да, какая-то Европа, похоже. И? Муж нравится?
М: Нет, пьяница.
Е: А раньше нравился?
М: Ну вот скорее да.
Е: То есть был период, когда муж нравился.
М: Угу.
Е: Так. А остальные люди? Всегда было такое отношение к ним как вот...враждебным? Червякам-зрителям?
М: Ну нет, я вижу нормальное отношение.
Е: Это какой ты возраст видишь примерно?
М: Ну вот молодость.
Е: Замужем уже?
М: Ну молодость и начало замужества, вот где-то вот этот период был нормальный.
Е: А в какой момент у неё формируется отношение к людям вот такое вот... к зрителям-червекообразным.
М: Ну я так понимаю, она после замужества стала за прилавок и вот это постепенно.. Вот прям прогрессия. Агрессия.. Прогрессия агрессии, вот так вот. И муж начал пить.
Е: А лавка вообще чья была? Или они её вместе купили?
М: Ну да, это что-то семейное стало. То есть либо было мужа, да, вот, скорее было мужа, и она её взяла на себя.
Е: А почему? А до этого там кто торговал?
М: Муж.
Е: А почему она встала за прилавок?
М: Потому что муж начал пить, и она решила, что она будет стоять за прилавком.
Е: А муж пускай бухает сидит, да? А почему муж начал пить?
М: Ну как-то вот он всегда любил в кабачок зайти.
Е: Когда женились - тоже выпивал?
М: Ну слегка.
Е: А потом по нарастающей?
М: Да.
Е: А женились вообще там как? Любовь-морковь присутствует?
М: Угу.
Е: У обоих?
М: Ну как-то вроде он её как хозяйку взял. Она одна, а он… по расчету.
Е: А она видит вообще, что он её не совсем любит? Она догадывается об этом?
М: Не-а.
Е: А в душе?
М: Ну подозревает, да.
Е: А если спросить у её души: «А почему тогда за него пошла?»
М: Ну опять вот это…«Надо замуж. Так положено». А больше не за кого.
Е: Не за кого больше… А если бы послушала свою душу, душа бы ей что бы сказала? Насчет замужества с этим человеком?
М: Ну как-то она вся такая: «Ни в коем случае».
Е: Попроси показать: если бы за него не пошла, что было бы?
М: Ну какой-то приплывает заморский... И забирает её.
Е: И? Куда плывут?
М: Плывут в какую-то другую страну...
Е: А что это за страна?
М: Какая-то она повыше... То есть это действительно была какая-то вот.. То ли Голландия, то ли что, низина, а тут какой-то пригорок, может быть что-то там.. деревенька в Швейцарии. И вот у неё там домик. Козы, овцы.
Е: Води её по всем этим процессам и показывай ей, что как она вот здесь душу свою потеряла. Сначала не услышала, потом потеряла и червяков вот этих всех набрала, и как могла бы прожить, если бы душу свою послушала. Сформировалось бы такое же отношение вот к людям как к червякам, вот через эту призму стала бы смотреть на людей?
М: Не-а.
Е: А какое бы было отношение?
М: Ну совсем другое. Вот оно идет: теплое, доброе…
Е: Спрашивай наверх: «Если вот это... я все поняла в этой жизни, можно мне этих червяков отпустить? И есть ли разрешение переписать на тонком плане вот ту жизнь, по этому, более... по тому варианту, по которому она могла бы пройти?»
М: Угу.
Е: Хорошо. Тогда благодари, да, червяков она может отпустить, и просто переписывайте на тонких планах вот эту историю, да, проживая, пусть она проживет вот по тому варианту, что вот она взяла, если она могла бы послушать свою душу, она взяла бы, остановилась и послушала свою душу. Она бы отказала этому мужчине, как бы она это сделала? Или там даже до предложения не дошло бы тогда?
М: Ну там до, задолго до.
Е: Ну да, она его просто не поощряет и он такой: « Ну, я пошел. Ну я пойду кого-нибудь другого поищу». Да?
М: Угу.
Е: И дальше тогда вот просто вот проводи ту линию, приоритетную, да, ты ей просто, пусть она её проживает и до конца жизни пусть уже в канал воплощения выходит. Все туда выводи. Так. Хорошо. Если в этом воплощении все порешала, то можешь оттуда выходить. Выходишь? Или еще че-то там есть порешать? Выходи. Подходи, собственно, туда, откуда начала историю, вот смотри на здание своей работы. Смотришь? Какие пространства, по каким частотам можешь пойти?
М: Ну прям фокусируюсь уже выше.
Е: Иди. Вот ты просто фантомно, да, можешь себе позволить, вот туда и идти. То есть своей рабочей частью, та часть, которая у тебя ходит на работу, да, там, ни больше ни меньше, ты можешь позволить себе ходить по более высоким пространствам. Это более комфортно? Ну, собственно говоря, тогда и нормально. И посмотри, как ты ходишь по работе. Вот внутри?
М: Ну вообще по-другому.
Е: Ну посмотришь потом, как это на толстом плане реализуется. Хорошо. В принципе, можешь выходить.
Tags: Ангелы, Блок по анахате, Дорогой мамы, Изучаем мир какой он есть, Лилеева Елизавета, Помощь миру, Причины страхов, Работа над собой, Работа со страхами, Регрессивный гипноз, Род, Родовые негативы, Услуги, Чистка, Экстрасенсорика, любовь, работа с блоками, регресс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments